Кубанские казаки в освобождении Одесщины

А. Д. Суховей, Л. Н. Суховей

Кубанские казаки в освобождении Одесщины*

В 2010 году весь мир отметит 65-летие окончания Второй мировой войны. С каждым годом остается всё меньше участников и свидетелей той страшной трагедии. Но, к сожалению, сегодня в канун Победы и в Украине, и в России, да и вообще на всем «постсоветском пространстве» проводятся попытки (во многом успешные) фальсификации истории вообще, и истории Великой Отечественной войны, в частности. То тут, то там всё чаще раздаются голоса, призывающие к пересмотру результатов Великой Победы. Со страниц газет и журналов, с экранов телевизоров на сознание людей не знавших и не видящих тех событий мутным потоком льётся неправда.

Отдельные политики, ещё вчера гневно осуждавшее «русский фашизм» (варианты «украинский», «белорусский»), сегодня стыдливо опускает глаза, не замечая ни маршей бывших эсесовцев, ни глумления над победителями. Но ведь никто и никогда не отменял (надеемся, и не посмеет отменить) решения международного Нюрнбергского трибунала, осудившего фашизм как самое страшное преступление против человечества.

Героизируются как «бойцы с большевизмом» бывшие полицаи и власовцы, участники крымско-татарских, калмыцких, кавказских и прочих национальных формирований. На Кубани противоречивыми историческими фигурами являются генералы А. Г. Шкуро и В. Г. Науменко, а также кубанские казаки генерала фон Панвица, оценка действий которых в период Великой Отечественной войны, к сожалению, носит преимущественно эмоциональный характер. Хотя любой исследователь знает, что, только опираясь на принцип историзма можно без личностных пристрастий понять и оценить действия людей того времени.

Неоднозначно в современном украинском обществе отношение к Степану Бандере, историческая фигура которого активно используется отдельными политиками для зарабатывания политических дивидендов. Особенно этот процесс обострился в связи с присвоением президентом В. Ющенко Бандере звания Героя Украины, которое вскоре было признано юридически незаконным Донецким областным судом на том основании, что С. Бандера умер задолго до образования независимого Украинского государства. Несмотря на все юридические хитросплетения, только сам украинский народ и его память способна оценивать те или иные исторические фигуры, определяя их в разряд героев или антигероев нации.

Понять и оценить события Великой Отечественной войны, возможно только исследовав всю совокупность исторических сведений. Иначе отдельные факты и явления, вырванные из общего исторического процесса, будут использоваться политиками для подавления своих оппонентов. Так как нет ничего проще, чем выносить приговоры в адрес уже ушедших поколений, отвергая научных подход к оценке исторических событий.

В данной статье речь пойдет о действиях на территории Одесской области в период Великой Отечественной войны 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса. Казачество всегда составляло особую часть российских войск. Поэтому неудивительно, что созданное запорожцами Черноморское казачье войско принимало участие в освобождении Причерноморья (в том числе территории Одесщины) от турецко-татарского владычества в 1789–1791 гг. Позже Черноморское казачье войско перебралось на Кубань, где защищало границы от набегов воинственных черкесских племён, а затем составило основу нового казачьего войска – Кубанского. Но связь времён не прервалась. Кубанские казаки, наследники запорожских казаков, вернулись на Одесщину, чтобы снова освободить её, но уже от немецких и румынских захватчиков.

Создание казачьих формирований на Кубани началось на 25-й день войны – с 16 июля 1941 г. Секретной директивой Военного совета Северо-Кавказского военного округа, изданной 10 июля, предписывалось «в целях подготовки отрядов самообороны и оказания помощи истребительным батальонам по борьбе с возможными парашютными десантами <…> в казачьих районах края сформировать 15 казачьих сотен четырёхвзводного состава». К декабрю 1941 г. эскадроны в станицах были сведены в полки, а полки в дивизии. По данным на 2 декабря 1941 г., в трёх кубанских кавалерийских дивизиях проходили военную подготовку шесть с половиной тысяч казаков. А 4 января 1942 г. из трёх кубанских дивизий и 116-й донской казачьей кавалерийской дивизии был образован 17-й казачий кавалерийский корпус.

С 20.05.1942 полки этого корпуса выполняли задачу по обороне левого берега р. Дон и восточного побережья Азовского моря на рубеже ст. Манычская – г. Темрюк. 31 июля – 4 августа корпус прославился в оборонительных боях в районе станиц Кущёвской, Шкуринской и Канеловская. За стойкость и героизм 27.08.1942 корпус был переименован в 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус, а его 12-я и 13-я казачьи дивизии соответственно в 9-ю и 10-ю гвардейские. Вести о боевых заслугах корпуса быстро облетели весь фронт. А вскоре в войсках, сражавшихся на Северном Кавказе, появился боевой призыв – из директивы Верховного главнокомандующего – «всем сражаться так, как воюют казаки»*.

В сентябре-декабре 1942 года гвардейский Кубанский корпус вёл ожесточённые бои на Краснодарском, Майкопском, Белореченском и Моздокском направлениях обороны Кавказа. В январе 1943 года кубанцы участвовали в освобождении Северного Кавказа и г. Ставрополя. В феврале корпус вёл наступательные бои на Ростовском направлении. 8 февраля казаки форсировали Дон и, прорвав оборону немцев, к середине февраля вышли на р. Миус в районе Матвеева Кургана.

В ходе Донбасской наступательной операции в августе-сентябре 1943 года кубанцы, действуя в составе КМГ под командованием генерал-майора Н. Я. Кириченко и во взаимодействии с 4-м МК, вышли в тыл немцев и отрезали пути отхода их 29-му армейскому корпусу. В ходе дальнейшего наступления КМГ вышла к р. Молочная и приняла участие в освобождении г. Большой Токмак. В ходе начавшейся 20.10.1943 Мелитопольской наступательной операции Южного фронта Кубанский корпус успешно действовал в направлении Скадовска и Херсона. Часть его сил совместно с 19-м ТК участвовала в разгроме немцев на Перекопском перешейке.

В ноябре командиром корпуса назначен генерал-лейтенант И. А. Плиев. В середине февраля 1944 года КМГ И. А. Плиева была передана 3-му Украинскому фронту и в марте приняла участие в Березнеговато-Снегирёвской наступательной операции, в ходе которой кубанцы освободили г. Новый Буг. Но особенно Кубанский корпус отличился во время проведения Одесской наступательной операции. Именно действия Конно-механизированной группы генерал-лейтенанта Иссы Александровича Плиева, основу которой составлял 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус и его 9-я, 10-я гвардейские Кубанские казачьи кавалерийские дивизии, позволили успешно провести Одесскую наступательную операцию. Та скорость, с которой КМГ вышла на тыловые коммуникации противника, вынудила немцев и румын спешно покинуть Одессу, что спасло город от разрушения. Фашисты успели уничтожить только порт. За участие в освобождении Одессы корпус был награжден орденом Красного Знамени (20.04.1944).

Хроника боёв КМГ по освобождению Одесской области

После тяжелого поражения, понесённого от Красной Армии 6–18 марта 1944 года в Ново-Бугской (Березнеговато-Снегирёвской) операции, немецко-румынским войскам удалось отойти за Южный Буг и там закрепиться, а также удержать плацдарм на левом берегу у г. Николаев. Но стремительное наступление войск 2-го Украинского фронта в Уманско-Ботошанской операции, начатой 5 марта, привело к освобождению северных районов Одесщины с городами Саврань, Балта, Котовск. С 25 марта, без оперативной паузы, войска 2-го Украинского фронта продолжили операцию, освободив север Молдавии, вступили на территорию Румынии и продвинулись к Ананьеву и Великой Михайловке. Обострилось положение немецко-румынских войск на подступах к Яссам и Кишинёву, появилась угроза окружения всей группы «А» (6-я немецкая и 3-я румынская армии). Чтобы ликвидировать угрозу, немцам приходилось снимать свои части с Южного Буга и перебрасывать на Кишинёвское направление. Это ослабило немецко-румынские войска, противостоящие 3-му Украинскому фронту, который начал 26 марта Одесскую наступательную операцию.

Важная роль в этой операции отводилась Конно-механизированной группе, которая должна была разрйзать фронт противника на участке Раздельная – Тирасполь, а затем охватить с северо-запада всю группировку противника в районе Одессы и окружить её. КМГ вводилась в тыл противника, согласно плану командующего 3-м Украинским фронтом Родиона Яковлевича Малиновского, в полосе 8-й гвардейской армии, после прорыва ею фронта. С вечера 27.03.44 и под покровом наступившей ночи КМГ начала выдвижение в р-н Васильевка – Ново-Украинка – Отрадовка (на центральном участке фронта). Но, пока 8-я гвардейская армия прогрызала оборону противника, наметился успех в другом месте – на правом фланге фронта, где 37-я и 57-я армии совместными усилиями прорвали оборону противника между Константиновкой и Вознесенском. В этот разрыв командование фронта и перенацелило 23-й ТК и КМГ. 29 марта КМГ получила новую задачу: совершить марш и к утру сосредоточиться в районе Александровки и Вознесенска, используя мосты 37-й армии, переправиться берез Южный Буг и утром 30 марта овладеть районом Березовки, наступая дальше в направлении Раздельной. Совершив тяжёлый ночной марш, кавалерийский и механизированный корпуса КМГ переправились вслед за 23-м ТК по понтонному мосту около с. Акмечеть и выдвинулись на исходный рубеж Авангард – Новый Хутор – Цветков.

30 марта 1944 г.

В 1400 по радиосигналу «999-марш» первый эшелон КМГ из танковой и мехбригад 4-го гвардейского Сталинградского МК вошел в соприкосновение с противником и начал наступление через Доманевку, Мостовое с охватом Березовки с севера. Открытый правый фланг прикрывала 13-я ГвМБр. 10-я ГвКККД полковника Гадалина наступала левее через хутора Барышовка, Долгие Могилы, Кудрявцев, Трохмана, нацеливаясь на юго-восточную часть Березовки с дальнейшим продвижением к роще в изгибе ж/дороги и захвате ж/д станции Березовка. 9-я ГвКККД генерала Тутаринова обходила Березовку с юга и к исходу дня должна была освободить сёла Викторовку и Владиславовку. 30-я КД генерала Головского двигалась во втором эшелоне за 9-й ГвКККД уступом влево. Части первого эшелона усиливались противотанковыми и зенитными частями КМГ.

Во второй половине дня передовые танковые и моточасти выдвинулись на рубеж р. Чичиклеи, вышедшей из берегов из-за весенней распутицы. Здесь на крутых скатах правобережья части немецкого 29-го армейского корпуса создали передовой рубеж обороны с опорными пунктами в селах Мостовое и Крутая Горка. Наши танки, нащупав брод, с десантниками на бортах, вскоре преодолели речку. Затем, развернувшись в боевой порядок, атаковали Крутую Горку и ворвались в село. Открывшую огонь немецкую артиллерию из соседнего села Мостовое наши самоходчики и артиллеристы тут же заставили замолчать.

Южнее с. Мостовое речку форсировала дивизия генерала Тутаринова, которой было приказано не ввязываться в бой за село, а двигаться на Лидневку и овладеть важным рубежом Збражовка – Завадовка на р. Тилигул в 2–5 км западнее Березовки. Эти опорные пункты прикрывали березовский рубеж с северо-запада, а южнее начинался Тилигульский лиман с подготовленным оборонительным рубежом, который уже успели занять три немецкие пехотные дивизии по холмистому правому берегу. Захват этих пунктов вынудил немцев к отходу, во избежание окружения березовской группировки. Прорвав чичиклейский передовой рубеж, КМГ продолжила ночной марш, ведя бои с отставшими немецкими и румынскими подразделениями.

31 марта 1944 г.

В полночь передовые отряды 4-го ГвСМК и 10-й ГвКККД ворвались в Березовку. К 4 часам утра этот крупный железнодорожный узел уже был в наших руках. Взорвав мост на Тилигуле, противник отошёл на оборонительный рубеж с траншеями полного профиля, подготовленный на высотах южнее. Оттуда противник мог наблюдать и простреливать каждую улицу и каждый дом в городе. Усиливал эти позиции болотистый и набухший от половодья Тилигул, ширина которого достигала 1 км. В ходе ночной разведки боем казакам удалось удержать несколько небольших плацдармов на правом берегу Тилигула. С рассветом тяжёлая артиллерия немцев начала методичный обстрел города и р-на моста, который начали восстанавливать наши саперы. Над позициями наших войск появились десятки вражеских самолетов, которые начали наносить штурмовые и бомбовые удары. В 1140 на юго-западной окраине осколки бомбы смертельно ранили командира 4-го ГвСМК генерал-лейтенанта Танасчишина, который через четверть часа скончался на своем КП.

Во второй половине дня командующий КМГ генерал-лейтенант И. А. Плиев принял решение прорывать позиции южнее Березовки и захватить опорные пункты в сёлах Степановка и Викторовка. Дивизии Головского была поставлена задача форсировать Тилигул, прорваться через Степановку и, развивая наступление на Нейково, отрезать с запада всю березовскую группу. И тут немецкое командование совершило ошибку: вместо организации жёсткой обороны, немцы предприняли контратаку своими танковыми резервами, чем воспользовались наши войска. Отошедшая 5-я ОМСБр полковника Завьялова, позволила немецким танкам углубиться в наши боевые порядки, где их остановила и начала уничтожать 42-я ИПТАБр, а во фланг ударили танки сталинградцев, поддержанные кубанцами. Вскоре дивизии Головского, Гадалина и бригада Завьялова смяла противника и ворвалась в Степановку. С выходом 4-го ГвКККК на правобережье Тилигула инициатива перешла к КМГ.

Вечером и ночью обе казачьи дивизии и бригада Завьялова продолжили продвижение в направлении хуторов Падурец и Пьяногорка, а в это время 13-я ГвМБр начала обходный маневр через Завадовку. После 30-минутной артподготовки в 1830 возобновил наступление и 4-й ГвСМК. Форсировав заболоченную долину Тилигула, мотострелки овладели железной дорогой, а затем выбили немцев с господствующих высот и вышли к ст. Рауховка. С прорывом рубежа под Березовкой КМГ вышла на оперативные тылы группы армий «А» и продолжила стремительное продвижение в направлении Ивановки. Ночью части мехкорпуса начали охват с севера опорного пункта румын в Котовском.

1 апреля 1944 г.

С утра начал моросить мелкий холодный дождь вперемешку с мокрым снегом. Основные силы КМГ продвигались по дороге Березовка-Раздельная. Но дороги на Ставковое-Даниловку и Нейково, по которым продвигались танки, арттягачи, автомобили, пулемётные тачанки и гужевой транспорт, превратились в трясину. Немцы, в помощь своим четырём сильно потрёпанным дивизиям, начали перебрасывать по железной дороге в район действий КМГ ещё две свежие дивизии, а также спешно закрепляться на высотах южнее пос. Котовского (ныне Котовское) и возводить главный рубеж обороны по высотам правого берега долины р. Большой Куяльник. К полдню распогодилось, и боевые порядки мехкорпуса, атакующие Котовское, подверглись двухчасовой атаке немецкой авиации. Корпус начал нести потери, и его продвижение замедлилось.

9-я кавдивизия, преследуя противника, ворвалась на его плечах в опорные пункты в сёлах Кринички и Соколово (ныне Расцвет). 30-я дивизия обходным маневром и ударом с фланга и тыла овладела селом Гудевичево. Успех кавалеристов Головского вынудил пехоту противника спешно покинуть господствующую высоту 112,8, что создало угрозу удара с тыла для немцев, оборонявших Джугастрово и помогло казакам 10-й дивизии быстро выбить немцев из села.

Во второй половине дня погода резко ухудшилась, начался густой снегопад, переходящий в дождь, что позволило 36-й ГвТБр ворваться с севера в Котовское и в скоротечном бою разгромить его гарнизон. Прорыв позиций и нелётная погода дали возможность КМГ перейти к решительному преследованию противника, пытающегося оторваться и занять рубеж Большого Куяльника. Этот изнурительный марш под порывистым ветром, леденящим дождём и мокрым снегом не прекратился и в ночное время. Буксующие в грязи автомобили, орудия, пулемётные тачанки и повозки с боеприпасами «буквально приходится руками вырывать из грязи», – позже писал генерал-лейтенант И. А. Плиев.

Отходящим частям противника, связанным тяжёлыми грузовиками и не приспособленным к преодолению таких нечеловеческих нагрузок, не удалось оторваться от передовых частей КМГ. Кавалерия обошла по бездорожью вражеские колонны, ползущие по дорогам в направлении Ново-Николаевки и Евгеньевки (ныне Конопляное). Наши войска не просто передвигались, а вели непрерывный ночной бой в движении. К утру, видя своё безнадежное положение, немцы большими партиями начали сдаваться в плен.

2 апреля 1944 г.

В 500 по радио получен запоздалый приказ от командующего фронтом Р. Я. Малиновского: «…не прекращать боевые действия ночью и к исходу дня овладеть районом Раздельной». Но уже было ясно, что разгулявшаяся непогода замедлит скорость передвижения наших войск. С рассветом передовые части КМГ вышли к долине Большого Куяльника и сёлам Силовке, Евгеньевке и Ново-Николаевке. В 800 кубанские кавдивизии атаковали Ново-Николаевку и Евгеньевку. В 900 кавалеристы Головского под прикрытием всей артиллерии КМГ, успевшей подойти, вслед за танками форсировали болотистую пойму реки Большой Куяльник и сходу взяли Козловку, расположенную на правом склоне долины Большого Куяльника. Казаки Тутаринова, выбив противника из Евгеньевки, вышли на правый берег и атаковали господствующую над местностью высоту.

В это время передовые отряды мехкорпуса, двигавшиеся по дороге Березовка – Раздельная, были остановлены на окраине Силовки, где противник подготовил сильный противотанковый заслон. Оставив часть сил на месте демонстрировать подготовку к прорыву, части Жданова обошли Силовку южнее и, используя хорошо разведанные кавалеристами броды, выдвинулись на правый берег к боевым порядкам 30-й и 10-й дивизий.

В середине дня мехкорпус вступил в бой и развил успех кавдивизий. Сопротивление 335-й немецкой пехотной дивизии, оборонявшей этот участок, было сломлено. Побросав на дорогах застрявшие танки, самоходки, автомашины, орудия и другую боевую технику, противник бежал, полагаясь лишь на свои ноги. Бойцам КМГ, наоборот, приходилось буквально всё тащить с собой по раскисшим дорогам.

Чтобы не дать противнику оторваться и занять заранее подготовленные рубежи, передовые части начали выбрасывать на пути отхода противника тачанки с расчётами пулеметов и ПТР (противотанковых ружей). Такие, подготовленные заранее, засады встречали вражеские колонны огнём. Создав на дороге пробку из нескольких подбитых из ПТР машин, они задерживали продвижение. А пешие колонны рассеивал пулемётный огонь из засады.

Так как противник начал готовить к обороне здания городка Сталино (ныне Червонознаменка)*, а также прикрывающих его высоток по правому склону долин Малого и Среднего Куяльника, то движение КМГ к городку не прекращалось ни на минуту. Противника нужно было упредить.Уже в темноте передовые части, сбив усиленные боевые охранения на высотках восточного склона долины, вышли к реке Средний Куяльник.

По показаниям пленных, кроме остатков румынских и немецких дивизий, державших оборону в районе Сталино, подошла свежая 127-я пехотная дивизия. С вечера поднялась пурга, резко похолодало, землю сковал гололёд. Под покровом ночи передовые отряды КМГ на широком фронте спустились к реке и начали переправляться вброд. Несколько эскадронов и дивизионов было направлены в обход для перехвата путей отхода противника. Нужно было подтянуть отставшие части, развернуть артиллерию, организовать работу тыла и дать войскам отдохнуть час-другой, поэтому командование КМГ отдало приказ перенести начало атаки.

3 апреля 1944 г.

Части КМГ в 200, прикрытые снежной пургой, без сигналов и артподготовки начали атаку. Кавалеристы и мотострелки неожиданно ворвались в городок и к утру окончательно очистили его от противника. Ночью разведчики разгромили штаб 335-й пехотной дивизии. Из показаний пленных офицеров и захваченных штабных документов стало ясно, что немцы ждали подхода КМГ только на следующие сутки. Немцам удалось подорвать мост, но сапёры восстановили его к 10 утра, что позволило перебросить танки на другой берег. К 1300 части Жданова вышли на исходные позиции для атаки высот правого склона Малого Куяльника. После дружной атаки танкистов с фронта и кавалеристов с флангов противник был сбит с высот, прилегающих к дороге Сталино – Раздельная, и КМГ перешла к преследованию противника. Оторваться от наших войск врагу оказалось не под силу. Лишь одна румынская часть с примкнувшими к ней подразделениями немцев оторвалась было и подалась на север в сторону озера, но там был предусмотрительно выставлен заслон из кавалерийского эскадрона, усиленный самоходной артиллерией. Вечером метель усилилась. Согреваясь и сберегая силы лошадей, казаки спешились. Шли из последних сил, выталкивая технику из колдобин и бросая под колеса и гусеницы всё, что попадалось под руку. В этих условиях немецкое командование остановило двигавшуюся в северном направлении кавдивизию и бросило её навстречу КМГ. Попав в пургу, её части заблудились в темноте и, приняв наш передовой 127-й кавполк 30-й КД за своих, пристроились к нашей колонне. Двигавшееся следом боевое охранение 138-го кавполка обнаружило противника (несколько сот всадников и 50–60 машин с пехотой и артиллерией). Командир полка подполковник Заборин тут же развернул головные подразделения танков и кавалерии и смело атаковал фашистов с тыла. Остановился также 127 кавполк и нанес встречный удар. К ночи остатки вражеской кавдивизии были рассеяны мехкорпусом Жданова и отдельной бригадой Завьялова. Немцы попытались организовать оборону дороги на окраине х. Лозового, но к 2315 передовые отряды КМГ выбили их оттуда.

4 апреля 1944 г.

Ночью части КМГ, пробиваясь сквозь пургу, выдвигались к окраине Раздельной. Люди смертельно устали, нужно было принять срочные меры и тогда командующий генерал-лейтенант И. А. Плиев отдал приказ на атаку, который заканчивался словами: «Передать всем: в атаку ведет лично командующий! Атака в конном строю. Сигнал – серия красных ракет». По старой казачьей традиции, если командир сам ведёт своих бойцов в атаку, значит назад возврата нет. И не было ещё такого случая в истории, чтобы казаки оставляли в беде своего командира. Массированная ночная атака застала гарнизон врасплох. Местами вспыхивали короткие перестрелки. Только в районе железнодорожной станции закипел ожесточённый бой, но к станции уже устремились казаки со всех сторон и смяли противника. К 1330 Раздельная была полностью очищена от врага.

На станции были захвачены богатые трофеи: под парами стояли десятки паровозов, к которым было прицеплено около тысячи вагонов. Здесь оказался эшелон с новенькими противотанковыми 75-мм пушками (30 шт.) и эшелон с танками, выкрашенных в жёлтый цвет: его спешно перебросили из Африки. Здесь были вагоны с боеприпасами, военным имуществом и… подарками. Крупные склады с горюче-смазочными материалами, продовольствием и вооружением особенно пригодились КМГ. Во второй половине дня был замечен двигающийся со стороны Одессы поезд. Его впустили на станцию. Но когда на вокзальный перрон из вагонов высыпали немецкие солдаты, то они к своему ужасу увидели направленные на них стволы танков, самоходок, орудий и пулемётов. Правильно поняв, что сопротивляться бесполезно, они сдались. Оказалось, что это полицейская дивизия, направленная на защиту Раздельной, но… слегка опоздавшая. Передовые подразделения мехкорпуса и казаки продолжили движение вдоль железной дороги в сторону Страсбурга (ныне Кучурган). Командование фронта поставило задачу КМГ – к исходу дня овладеть районами Павловска, Страсбурга и Бадэна и не допустить отхода противника на этом направлении за Днестр. Для обороны Раздельной, до подхода передовых соединений фронта, была оставлена отдельная мотострелковая бригада Завьялова.

5 апреля 1944 г.

Рано утром в Раздельную через северные окраины прорвалось до полка пехоты немцев с танками, поддержанные двумя бронепоездами. В городе ещё оставались кавалеристы Головского, которым пришлось отражать вражеские атаки. В это же время начался бой и на восточной окраине, атакованной ещё одной немецкой частью, пытающейся прорваться за Днестр. Третью атаку немцы предприняли на более узком участке. Натиск был таким сильным, что пришлось нанести фланговый удар батальонами мотострелковой бригады Завьялова, усиленный танками. До позднего вечера шли ожесточённые схватки, но силы немцев начали таять. С наступлением ночи бои стали затухать. Части мотострелковой бригады Завьялова заняли оборону вокруг Раздельной.

Ночью сильный ветер разметал тучи, и установилась ясная погода. С вечера вчерашнего дня КМГ наступала вдоль Кучурганского лимана на юг, перерезая дороги идущие к мостам на р. Днестр. Здесь сопротивление оказывали части 12-й и 14-й румынских пехотных дивизий и 258-й немецкой пехотной дивизии. Ночью пулемётные тачанки 40-го Майкопского кавалерийского полка, обойдя Кучурган, неожиданно ворвались на станцию и открыли огонь по отдыхающим в вагонах немцам. Услышав пулемётные очереди, командир полка Головащенко дал сигнал для общей атаки. Конные казаки ворвались на станцию и врезались в колонны отступающего противника. Часть солдат и офицеров противника казаки загнали в плавни, где и вынудили к сдаче.

С рассветом, когда ещё шёл бой за Кучурган, в небе появилась немецкая авиация. Главный удар она нацелила на боевые порядки 4-го ГвСМК, ведущего бой к северу от Кучургана. С захватом станции Кучурган и пос. Страсбург было прервано железнодорожное и автомобильное сообщение на Тирасполь. На отрезке железной дороги между Раздельной и Кучурганом скопились тысячи вагонов с награбленным румынами добром, которое так и не попало в Бухарест. Но наибольшую радость казаки испытали, захватив эшелон с угоняемыми в неволю советскими людьми.

Наступательный порыв был так силён, что, не задерживаясь на станции, кубанцы продолжили стремительное наступление на Страсбург. Важно было упредить двигающуюся для защиты переправ 14-ю румынскую пехотную дивизию и разгромить её на марше. По выдвигающимся восточнее Страсбурга двум параллельным колоннам румынской пехоты открыл огонь полк «катюш» 4-го ГвКККК. Залпа двух дивизионов было достаточно, чтобы румынская дивизия, охваченная паникой, побежала назад к Мангейму. К 1000 сходу захватив Страсбург, передовые части КМГ преследовали отходящие 12-ю румынскую и 258-ю немецкую дивизии, ворвались в Бадэн (ныне Очеретовка). К этому времени мехкорпус овладел Павловкой. Отсюда можно было наступать на Тирасполь или вдоль Днестра на Одессу. В ожидании приказа части КМГ закрепились вдоль Кучурганского лимана от Павловки до Бадэна.

В полдень самолетом связи было доставлено боевое распоряжение штаба фронта: КМГ предписывалось к концу этого дня основными силами выдвинуться вдоль шоссе Тирасполь – Одесса и овладеть районом Эльзас (ныне Щербанка), Мангейм (ныне Каменка), Кагарлык, передовым отрядом захватить Выгоду и провести силовую разведку на Одессу, а также направить передовой отряд на захват Беляевки и Маяк. К этому времени КМГ охватывала одесскую группировку генерала Шернера с юго-западного направления и глубоко продвинулась вперед. Соединения 37-й армии генерала М. Н. Шарохина только подходили к Раздельной, а 8-я гвардейская армия генерала В. И. Чуйкова ещё обходила лиманы и не успевала перекрыть дорогу Сталино – Одесса.

Выполняя приказ, КМГ продолжила наступление на юг. Чтобы выиграть время и ослабить КМГ, против неё была брошена вся имеющаяся под Одессой немецкая и румынская авиация. В течение трёх часов штурмовики и бомбардировщики атаковали наши войска. Позже генерал-лейтенант И. А. Плиев напишет: «До сих пор редко приходилось видеть такое неистовство вражеской авиации».

Как только наступили сумерки, бригады Сталинградского мехкорпуса рванулись вперед, стремясь наверстать упущенное за день. То здесь, то там вспыхивали бои с частями 14-й румынской пехотной и 3-й немецкой горнострелковой дивизиями, выдвигавшимися к Кучурганским переправам. Наступавшие вдоль шоссе кавалеристы Головского в темноте столкнулись с колонной румынской пехоты. Накрыв румын с фронта артиллерийским огнем, Головский атаковал с тыла заранее высланным в обход кавэскадроном. Румынские подразделения подались с дороги вправо, где нарвались на боевые порядки 14-й ГвМБр. Встречный поток войск противника всё увеличивался. В бой вступили главные силы 4-го ГвСМК и 9-я ГвКККД, наступавшая правее на Кагарлык. Доходило до курьёзов. Так 13-я ГвМБр подполковника П. М. Аршинова, встретив опорный пункт на высоте 115,8 юго-восточнее Кучургана, обошла его и, не снижая темпа, продолжила движение. В темноте это сделать было не так сложно. Вскоре ему доложили, что вслед за бригадой движется заблудившаяся в темноте колонна противника. Вскоре этот заблудившийся полк был полностью разгромлен.

6 апреля 1944 г.

Наша разведка обнаружила перед Мангеймом разветвлённую систему обороны с траншеями полного профиля, а местами проволочные заграждения и даже противотанковый ров. Туда выдвинулась бригада Аршинова и части 30-й КД. День начинался пасмурной погодой. На рассвете после артналета и залпа «катюш» мотобригада сталинградцев и кавдивизия атаковала Мангейм и к 600 он уже был очищен от врага. Через час на его северо-западной окраине уже развернулся штаб КМГ. В это же время части Тутаринова успешно атаковали Кагарлык, а несколько позже генерал Жданов доложил о взятии Эльзаса.

Утром было получено распоряжение штаба фронта прежде всего захватить Беляевку, Маяки и Карлсталь (ныне Широкая Балка), а затем атаковать Одессу. Важной задачей, определённой Военным советом фронта, был внезапный захват подготовленной румынами к взрыву водонасосной станции в Беляевке, которая снабжала водой всю Одессу.

С утра усилилось давление противника на боевые порядки КМГ. Возобновились и массированные авиационные удары. Одесская группировка, невзирая на потери, стремилась пробиться на Раздельную. Напряжение боёв не спадало весь день и ночь. Вечером КМГ возобновила наступление. Мехкорпус продолжил продвижение вдоль Тираспольского шоссе, а кавкорпус двинулся к Беляевке. Вперед ушёл усиленный танками передовой отряд казаков. Его задачей было, не ввязываясь в бои, обойти Беляевку с севера, затем по береговому плёсу выйти к водонапорной станции и внезапным налётом захватить её. Казаки Тутаринова получили задачу атаковать Беляевку с севера, кавалеристы Головского – с востока. Казаки Гайдалина оставались во втором эшелоне.

7 апреля 1944 г.

В полночь кавалеристы 9-я ГвКККД и 30-я КД неожиданно ворвались в Беляевку. Ещё раньше на территорию водонапорной станции проник передовой отряд. Ему удалось незаметно пересечь дорогу Ясски – Беляевка и по заболоченному и заросшему камышом берегу, обойдя западную окраину Беляевки, выйти к станции. Её территория была обнесена высоким деревянным забором с колючей проволокой поверху. Казаки вплавь проникли внутрь двора станции со стороны Днестра через канал, быстро сняли охрану и захватили все важнейшие пункты. Стрельба на водокачке подняла по тревоге румынский гарнизон. Решив, что это нападение местных подпольщиков, туда послали подразделение охраны с собаками. Разгорелся ожесточённый бой, но ворвавшиеся в Беляевку кавалеристы окончательно очистили её от противника. Дивизия Гадалина, не задерживаясь в Беляевке, выдвинулась ниже по Днестру и освободила село Маяки.

Поздно вечером был получен новый приказ генерала армии Р. Я. Малиновского: КМГ предписывалось, прочно удерживая рубежи, активной обороной не допустить отхода войск противника через Днестр, а также захватить Овидиополь, вести разведку на Одессу и сохранить водонапорную станцию. Необходимость закрепиться на достигнутых рубежах была вызвана тем, что в районе Раздельной разгорелись ожесточённые бои, в которые было втянуты значительные силы фронта.

К вечеру 10-я кавдивизия с частями усиления под командованием заместителя командующего КМГ генерала С. П. Горшкова начала наступление на Овидиополь. Накануне был ранен командир 10-й дивизии Гайдалин и командование принял его начальник штаба полковник С. А. Шевчук, который ещё не успел освоиться на новой должности. Действовать дивизии предстояло самостоятельно, поэтому в помощь ему командующий КМГ И. А. Плиев направил своего заместителя.

По восточной окраине Беляевки был развернут 152-й ГвИПТАП, под его прикрытием заняли позиции три полка гвардейских минометов РГК. К ночи сапёры Тутаринова разминировали насосную станцию и извлекли из её машинного цеха и других сооружений несколько тонн взрывчатки. Вода продолжала поступать в Одессу. Весь вечер вокруг Беляевки не стихал бой. Ночью немцы, при поддержке румынских частей и 259-й бригады штурмовых орудий, выдвинули 304-ю пехотную и 153-ю учебную дивизии и попытались взять Беляевку и Маяки, но были отбиты. Из показаний пленных стало ясно, что это только передовые подразделения, а с утра подойдут основные силы одесской группировки с задачей прорваться к днестровским переправам в районе Овидиополя, Маяк и Беляевки.

8 апреля 1944 г.

С рассветом в атаку на наши позиции двинулись танки и самоходки, сопровождаемые густыми цепями пехоты. Последовал залп «катюш» по боевым порядкам наступающего на восточную и южную окраины Беляевки врага, его поддержали своим огнём артиллерия и миномёты. Противник нёс потери, но продолжал упорно продвигаться вперед. К середине дня бой принял крайне ожесточённый характер на всей линии от Беляевки до Маяк, местами переходил в рукопашную схватку. Была задействована находящаяся в резерве бригада Завьялова, которая вернулась из Раздельной. Мехкорпус, усиленный 5-й ОМСБр нанёс контрудар с фланга севернее Беляевки в тот момент, когда новая волна вражеской пехоты хлынула на Беляевку. Одновременно в контратаку пошли вторые эшелоны кавдивизий. Наступающая группировка была разбита. К этому времени КМГ, ведя непрерывные многосуточные бои, имела значительные потери и в людях, и в технике. Командующий фронтом оказал помощь, передав КМГ четыре армейских самоходных артполка (САП).

9 апреля 1944 г.

В 2 часа ночи штаб уточнил задачу КМГ: главным силам к исходу дня следовало нанести удар на южную и западную части Одессы и выйти к берегу моря на участке от Малого Фонтана до Люсдорфа. Частью сил – овладеть районом Овидиополя и Каролино-Бугаза, тем самым окончательно отрезать противника от последних оставшихся у него переправ: пристани в Овидиополе и мостов через Цареградское гирло.

С рассветом 4-й ГвСМК, совместно с 5-й ОГвМСБр, усиленный армейскими САП, начал наступление через Фрейденталь (ныне Мирное), Петерсталь и Дальник на северную окраину Татарки (ныне Прилиманское). 9-я ГвКККД наступала на Татарку правее через Ленинталь и Юзефсталь (ныне Йосиповка). На правом фланге наступала 30-я КД. Её целью была южная окраина Татарки и Болгарские хутора южнее. На Овидиополь двинулась 10-я ГвКККД.

Утром гроза с проливным дождём очистила небо от туч, чем сразу же воспользовалась вражеская авиация. В это время, оказавшись под угрозой полного окружения, основные силы противника начали выдвижение к рубежам на р. Барабой и в направлении Овидиополя и Каролино-Бугаза. Поняв, что основная угроза исходит с запада, враг оказал отчаянное сопротивление. На боевые порядки КМГ обрушились авиаудары.

Прорвать оборону противника в районе селения Петерсталь не удалось. Тогда КМГ сдвинула боевые порядки к югу. Рассредоточение на более широком фронте позволило не только перехватить все пути отхода противника, в том числе и полевые дороги, но и ослабить эффективность действия вражеской авиации. 30-я КД совершила манёвр к югу с целью прорыва обороны противника у Мариенталя (ныне Марьяновка).

Немцы предприняли срочные меры, поняв, что в их руках оставалось только шоссе идущее на Овидиополь, где оно поворачивало на юг к Роксоланам и Каролино-Бугазу, и железная дорога, одна ветка которой шла на Овидиополь, а другая – на Аккерман и далее через Арциз на Кишинёв и Измаил. По железной дороге на Аккерман потянулись сплошной лентой составы с тыловым имуществом и награбленными ценностями. Во второй половине дня по шоссейной дороге хлынул поток немецких и румынских войск, бегущих из Одессы. Юго-западная и западная окраины Одессы наводнились сплошным потоком, которому не хватало дорог. Густые колонны пехоты, автомашин, артиллерии, танков двигались по балкам, долинам и напрямую через поля. Противник во второй половине дня также предпринимал попытки пробиться у Ленинталя к переправам у Маяк, но был остановлен.

Положение самой правофланговой 30-й КД к вечеру обострилось. Остановив своё продвижение, она с большим напряжением отбивала атаки. На помощь ей пришла 9-я ГвКККД. 10-я ГвКККД, захватив Овидиополь, начала продвижение в направлении Барабоя. В этот день КМГ, продвигаясь вперед, вела крайне кровопролитные бои, с воздуха подвергаясь массированным ударам штурмовой авиации 4-го флота люфтваффе и отражая на земле надвигавшегося со всех сторон противника. С наступлением темноты бои продолжались с ещё большим упорством.

10 апреля 1944 г.

10-я ГвКККД оставила ночью Овидиополь и выдвинулась к р. Барабой, достигнув рубежа Барабой 1–3. Однако перед рассветом её передовые части столкнулись с крупными силами немцев. Встречный бой сразу же принял ожесточённый характер. На боевые порядки казачьей дивизии обрушивались новые и новые колонны противника. Во второй половине дня этот поток своей мощью просто расчленил и смял боевые порядки кубанцев. Часть подразделений дивизии была отброшена к Маякам. Подразделения 42-го ГвКККП оказались отрезанными в районе Барабоя (высота 71,0), где продолжали вести бой в полном окружении. Другие полки вели бой в окружении в районах Нейбург (Новоградова) и Александергильф (Доброалександровка). Часть казаков смогла продержаться в окружении до темноты, а затем под покровом ночи прорваться к Беляевке.

Перед утром 4-й ГвСМК продвинулся к Дальнику, в это время 9-я казачья кавдивизия громила колонны немцев вдоль западной и юго-западной окраин Одессы. Прикрывшись румынскими частями, большая колонна немцев (около 400 машин с самоходной артиллерией и танками обошла боевые порядки кавалеристов и устремилась к переправам на Бугазской косе. Выбросив вперед танки с десантниками на бортах, её удалось остановить, а затем окружить и уничтожить. Видя невозможность прорыва, части этой немецкой дивизии начали сдаваться в плен.

Вышедшие к утру к юго-западной части Одессы передовые отряды не обнаружили оборонительных укреплений противника и тогда, чтобы подбодрить свои уставшие войска, генерал-лейтенант И. А. Плиев решил провести атаку всеми наличными силами 4-го ГвКККК в конном строю с развёрнутыми знамёнами. Перестроившись в один эшелон и выдвинув в боевые порядки все танки, самоходки, артиллерию, пулемётные тачанки, штабы и т. д., все рванулись в конном строю вперед. Лавина кубанцев перевалила через железную дорогу и устремилась в городу. Преодолев огонь, кубанцы опрокинули арьергардный немецкий полк и ворвались на улицы города. Особенно удачно действовала конница Головского. Её удар пришёлся по главным силам отходящей немецкой дивизии, вынудив их сдаться. Левее в город ворвались танки с десантами автоматчиков 4-го мехкорпуса и 5-й отдельной мотострелковой бригады. К 10 утра части КМГ очистили юго-западную часть Одессы.

11–14 апреля 1944 г.

В полночь КМГ получила приказ в течение дня уничтожить отходящие на Овидиополь войска противника и в утру выйти на побережье Каролино-Бугаз, Ильичёвка. К 10 часам 11 апреля удалось восстановить связь с 10-й ГвКККД. К этому времени главные силы дивизии, 42-й кавполк и мелкие группы казаков прорвались к Маякам и Беляевке. В течение трёх дней части КМГ очищали левобережье Днестра от остатков противника, провели разведку на западный берег и приступили к оборудованию оборонительных позиций. Вечером пришёл приказ о выводе КМГ из состава 3-го Украинского фронта в район сосредоточения. 14 апреля КМГ сосредоточилась в районе Эльзас, Мангейм, Выгода, Карпово, где расформировывалась. Её 4-й ГвКККК, после нескольких дней отдыха, пополнился личным и конским составом, техникой, а затем был переброшен на 1-й Белорусский фронт. 4-й ГвСМК остался в составе 3-го Украинского фронта и принял участие в освобождении Измаильской области (ныне в Одесской области).

В июне 4-й ГвКККК был передан в 1-й Белорусский фронт, в составе которого принял участие в Белорусской наступательной операции. Прорвавшись в глубокий оперативный тыл, за месяц корпус прошёл с боями более тысячи километров, дойдя до Вислы. Форсировав в начале операции р. Щара, кубанцы освободили города Слуцк (30.06.1944), Столбцы (02.07.1944), Слоним (10.07.1944), затем после форсирования р. Западный Буг (20.07.1944) корпус вступил на территорию Польши. За образцовое выполнение боевых задач корпус 25.07.1944 награждён орденом Суворова 2-й степени.

В конце августа – начале сентября Кубанский корпус был переброшен в Румынию. Здесь в районе румынского местечка Сфынтул-Георге в сентябре он был включен в КМГ под командованием генерал-лейтенанта И. Плиева, сформированную 2-м Украинским фронтом, в которую, кроме 4-го ГвКККК, вошёл 6-й ГвКК, 7-й ГвМК и другие части усиления. С 3 сентября КМГ приняла участие в Дебреценской наступательной операции, в результате которой была освобождена часть Венгрии и Закарпатская Украина. После взятия Дебрецена под командование И. А. Плиева перешла КМГ генерал-лейтенанта С. И. Горшкова, имевшая в своём составе 5-й ГвДККК и 23-й ТК. 20 октября усиленная КМГ перешла в наступление, взяла венгерский город Ньиредьхаза и изолировала будапештскую и трансильванскую группировки немецко-венгерских войск друг от друга. Здесь до конца месяца шли ожесточённые бои.

31 октября по указанию Ставки Верховного Главнокомандования на базе КМГ была создана штатная 1-я гвардейская конно-механизированная группа (1-я ГвКМГ) с органами управления по штатам армии. В её состав вошли 4-й ГвКККК, 6-й ГвКК и 7-й ГвМК. С 11 ноября кубанцы участвовали в Будапештской наступательной операции. За доблесть проявленную казаками при взятии г. Дебрецен 14.11.1944 корпус награждён орденом Ленина.

В марте-апреле 1945 года корпус, действуя в составе 1-й ГвКМГ, участвовал в Братиславско-Брновской наступательной операции, в ходе которой форсировал реки Нитра и Морава, преодолел Западные Карпаты и во взаимодействии с другими соединениями 2-го Украинского фронта освободил города Трнава (01.04.1945) и Брно (26.04.1945). В мае, участвуя в Пражской наступательной операции, кубанцы приняли участие в освобождении и спасении столицы Чехословакии города Праги. Свой боевой путь Кубанский кавалерийский корпус закончил в районе г. Йиглава.

За годы войны корпус прошёл с боями свыше 8 тыс. км, десятки тысяч его воинов были награждены орденами и медалями, 22 воина удостоены звания Героя Советского Союза, а командир корпуса генерал-лейтенант И. А. Плиев стал дважды Героем Советского Союза. Многие воины 4-го гвардейского Кубанского казачьего корпуса отдали свои жизни за освобождение нашей страны и Европы от фашизма.

Интерес к истории казачества, неотъемлемой части общей истории русского и украинского народов, возродился в нашем обществе ещё и потому, что он позволяет восстановить утраченные традиции, семейную и народную память и связать нас с нашим прошлым. В последние десятилетия казачество начало возрождаться как в Российской Федерации, так и в Украине. Важным начинанием казачьих организаций Одесщины стал уход за казачьими могилами в Одессе под Шкодовой горой, в Усатово и Большом Дальнике. Идёт поиск памятных мест казачьей славы, погостов. Остаётся и наш долг перед кубанскими казаками-освободителями – это безымянные братские могилы. В Одесской области ныне выявлено 1243 имён погибших и пропавших без вести. Из них 817 погибло в боях и умерло от ран и 400 пропало без вести. Среди погибших и пропавших без вести 123 офицера и 4 женщины. Выявлено 847 ранее неизвестных имени погибших и умерших от ран в Одесской области воинов 4-го ГвКККК.

Сегодня, в канун Великой Победы, мы надеемся, что никакие политические силы, желающие пересмотреть итоги Великой Отечественной войны, не омрачат этот праздник. Нам нечего стыдиться совместной истории, мы помним, что это была, есть и остаётся наша общая победа над фашизмом. Её невозможно разделить, как территорию, на части международными трактатами. Мыслить так, значить предать память наших отцов и дедов, многих из которых уже нет в живых, а те, кто остались, не смогли бы нас понять и простить. У нас общая Победа 1945 года, общие ветераны, которым мы должны низко поклониться за Великий солдатский подвиг. Мы не забываем, что это подвиг всех народов, боровшихся с фашизмом, но в первую очередь – украинцев, русских, белорусов, ибо нет среди них семьи, которой не коснулась эта война. Наши народы сильны только в условиях единения и братства, так было во времена Киевской Руси, так повторилось и период кровопролитных сражений Великой Отечественной войны. Ибо в этом единении был залог Великой Победы.

© 2010 г., А. Д. Суховей, Л. Н. Суховей (г. Одесса, Украина)

Источники и литература:

Аверин И. «Те, которые презирают смерть» // Родина. 1997. № 9.

Анайманович М. Одесская операция // Военно-исторический журнал. 1969. № 4.

Андрієвський М. Подвиг стає відомим // Чорноморська комуна. 1962. 10 квіт.

Арутюнова І.В., Суховій Л.Н., Шерстюк Л.В. Пам’ятники Великої Вітчизняної війни (Одеська область). Частини 1–3. – Одеса, 2004.

Бакулин И. Гвардейцы мчались на Запад (42-й ГвККП). – Екатеринбург: Диамант, 1992.

Белявский В. На Одесском направлении // Военно-исторический журнал. 1974. № 4.

Бешанов В.В. Десять Сталинских ударов. – Мн.: Харвест, 2003.

Бирюзов С.С. Суровые годы 1941–1945. – М.: Наука, 1966.

Возьнюк Ю. На подступах к Одессе // Знамя коммунизма. 1969. 28 мар.

Волченко А. В пятнадцать мальчишеских лет // Вечерняя Одесса. 2000. 8 апр.

Гавриляченко С. Служение без холопства // Родина. 1995. № 8.

Гордиенко А. Плиевский «коридор» // Вечерняя Одесса. 2004. 27 мар.

Гречуха І.В., Ставніцер М. Штурм [о взятии ст. Раздельная] // Комсомольська іскра. 08.04.1969. 8 квіт.

Грылев А.Н. Днепр – Карпаты – Крым: Освобождение Правобережной Украины и Крыма в 1944 году. – М.: Наука, 1970.

Жакова Т. Упорядочили казацкие могилы // Вечерняя Одесса. 2008. 22 апр.

Казаки-гвардейцы. – Краснодар: Кн. изд-во, 1980.

Книга Памяти Украины: Одесская область. Т. 10, 11. – Одесса, 1995, 2009.

Книга Скорби Украины: Одесская область. Т. 2, 3. – Одесса, 2000, 2005.

Курков Г.М. Кубанские казаки на фронтах Великой Отечественной // Военно-исторический журнал. 2006. № 4.

Одеса козацька. Наукові нариси. Вип. 1, 2. – Одеса 2006, 2008.

Освобождение городов: Справочник по освобождений городов в период Великой Отечественной войны 1941–1945 //Сост. М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. – М.: Воениздат, 1985.

Осипов К. Это было под Раздельной // Знамя коммунизма. 1964. 14 мар.

От Кубани до Праги: Воспоминания ветеранов 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса. – Краснодар: Кн. изд-во, 1972.

Плиев И. Вперед, на Одессу! // Военно-исторический журнал. 1964. №4.

Плиев И. А. Разгром «армии мстителей». – Орджоникидзе: Сев.-Осет. кн. изд-во, 1967.

Плиев И.А. Рейд на Одессу // Огонек. 1969. № 14.

Плиев И.А. Под гвардейскими знаменами. – Орджоникидзе: Ир, 1976.

Плиев И.А. Дорогами войны. – М.: Книга, 1985.

Сиджах Х.И. В вихре конных атак. – Майкоп: Адыгейское кн. изд-во, 1990.

Синкевич В. Фронтовые дороги кавалериста Павлова [30-я КД] // Вечерняя Одесса 2009. 7 апр.

Четвертый гвардейский кубанский. – Краснодар: Кн. изд-во, 1981.

Юрков И.Ф. Впереди атакующих эскадронов. – Одесса: Маяк, 1988.

Якупов Н.М. Весну принесли на знаменах. – Одесса: Маяк, 1984.

Ясско-Кишиневские Канны. / Авт.: Р. Я. Малиновский, С. С. Бирюзов, М. В. Захаров и др. – М.: Наука, 1964.

http://memory-book.com.ua

http://obd-memorial.ru

http://сoldat.ru

Фонды музея Овидиопольского швейного училища:

Воспоминания бойца 4-й батареи 183 ГвАМП 10-й ГвКККД Ивана Дмитриевича Задорожного.

История боевого пути 183-го ГвАМП (рукопись).

Краткий боевой путь 10-й гвардейской Кубанско-Слуцкой, Краснознаменной орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого казачьей кавалерийской дивизии (рукопись).

* Материал печатается в сокращении. В полном объеме со статьёй, а также со списками воинов 4-го ГвКККК, погибших на Одесщине, с местами их захоронения читатель может ознакомиться на сайте www.kuban-ukraine.org. В данной работе увековечено почти 300 имён уроженцев Краснодарского края, отдавших свои жизни за наше освобождение.

* Страницы истории в документах Архивного фонда Кубани. Краснодар, 2002. С. 25–27.

* Городок расположен у слияния речек Малого и Среднего Куяльника, воды которых питают Хаджибеевский лиман.